Дмитрий Рылько: «Россия ставит экспортные рекорды на фоне сокращения количества стран-импортеров»

Россия завершила очередной зерновой сезон с рекордным за всю историю показателем по вывозу зерна — предварительно около 62 млн тонн.

Россия завершила очередной зерновой сезон с рекордным за всю историю показателем по вывозу зерна — предварительно около 62 млн тонн. Каким будет новый сезон, как могут вести себя цены на зерно внутри страны и какие меры поддержки рынка и аграриев себя оправдали, журналу поле.рф рассказал гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.

— Дмитрий Николаевич, завершен очередной зерновой сезон. Для России он стал рекордным, хотя препятствий для экспорта было более чем достаточно. Давайте напомним, с какими барьерами пришлось столкнуться экспортерам?

— Экспортеры столкнулись с комплексом проблем: косвенные санкции, макроэкономическая дестабилизация, а также морально-психологическое и политическое давление на нашу страну в целом. Прямых санкций против экспорта российского продовольствия и удобрений, как известно, введено не было, однако сложности были налицо. В первой группе это отключение наших системообразующих банков от системы расчетов SWIFT — пришлось эти цепочки перебирать вручную. Во второй группе можно назвать скачки курса рубля: вначале рубль радикально укрепился, и это на фоне падения 150 страновых валют к доллару. Но затем имела место серия девальваций и сейчас рубль находится на низких орбитах. Морально-психологические и политические аспекты связаны с тем, что ряд компаний отказался от работы с зерном российского происхождения.

— Каким, по оценке ИКАР, стал вывоз зерна из РФ в сезоне-2022/23, который завершился 30 июня?

— По нашим оценкам, без продуктов переработки — это около 62 млн тонн. Но эта цифра, как все понимают, пока будет носить довольно условный характер.

— Сколько пришлось на  пшеницу ?

— Около 48 млн тонн.

— Как изменился пул импортеров российского зерна за прошедший сельхозгод?

— Произошло довольно заметное сокращение числа стран—импортеров российского зерна за последние три года, что началось с момента введения экспортных пошлин и усугубилось санкциями. Параллельно имеют место прорывные моменты: резко увеличился экспорт в ряд стран, таких как Саудовская Аравия и Алжир. Побили рекорды по поставкам пшеницы в Мексику и Бразилию, ряд других стран. Обновили рекорд по экспорту пшеницы в Казахстан (если это, конечно, можно назвать прорывом: явление довольно сложное и противоречивое для обеих стран), официальный вывоз может превысить 3 млн тонн. Пошел экспорт гороха в Китай.

— Каковы, с вашей точки зрения, перспективы наращивания поставок зерновых в Китай?

— Пока не срастается, хотя теоретически могло бы. Китай пока не берет нашу озимую пшеницу. С европейской территории России мы пока зерна (по крайней мере, в значимых объемах) не отправили, кроме одного судна с  горохом . Горох — это здорово, это прорыв, но хотелось бы больше. С  кукурузой ,  ячменем   и пшеницей пока проблемы. Я думаю, что в отношении кукурузы есть вероятность, что в новом сезоне мы ее «двинем» — могут быть поставки с европейской территории России. Соседняя Украина в прошедшем сезоне отгрузила в Китай 5,6 млн тонн кукурузы и свыше 300 тыс. тонн ячменя.

— Практически под занавес сезона были предприняты две мини-реформы, касающиеся пошлин и квот — двух основных инструментов госрегулирования рынка. Первая коснулась увеличения базовой цены, от которой ведется расчет экспортных пошлин. Для пшеницы с 7 июня так называемая цена отсечения выросла с 15 до 17 тыс. рублей за тонну. Для ячменя и кукурузы — до 15 875 рублей. В итоге для пшеницы к 28 июня по сравнению с концом мая снижение пошлины составило свыше 2 тыс. рублей на тонну. Как это повлияло на ценовую ситуацию на рынке и темпы вывоза?

— Сильно пока не повлияло, но, безусловно, это было шагом в правильном направлении, за которым стоит большая экспертная работа, между прочим. Но на фоне низких цен изменение формулы в моменте к быстрому росту цены не привело. Это дало прибавку всего в 1,4 тыс. рублей, значимую часть которых на первом этапе, так сказать, «присвоили» импортеры пшеницы. Но в моменте оказало существенное влияние на рост конкурентоспособности российских кукурузы и ячменя. И сейчас, когда доллар начал расти, а рубль падать, это оказывает все более благотворное влияние на конкурентоспособность российских зерновых.

— Такая корректировка пошлин может положительно повлиять на доходы аграриев?

— Радикально это ситуацию не меняет, но некоторую поддержку окажет.

— Есть ли у ИКАР оценки, насколько упала маржинальность зерна в РФ к прошлому году?

— Маржа при производстве основных зерновых в сезоне-2022/23 сократилась примерно в два с лишним раза. Но сейчас ее до некоторой степени спасает падение рубля.

— Вторая новация — изменения в структуре экспортных квот. Теперь экспортеры могут отказаться от своих долей, если понимают, что не смогут их выбрать. Минсельхоз, который будет распределять остатки между другими участниками рынка, говорит, что эффективность расходования квот на экспорт зерна повысится. Была ли проблема с освоением квоты в этом году, по наблюдениям ИКАР? Может ли принятое решение стимулировать наращивание экспорта в последующие сезоны?

— Это в целом правильное решение. И вообще экспортные квоты лучше пошлин. Хотя нам кажется, что принимать решение об отказе от части квот экспортеры скорее смогут в начале мая, чем с 1 по 15 апреля. Рановато еще в первой половине апреля.

— С каким грузом Россия вступает в новый сельхозгод? Ранее вы рассказывали, что переходящие запасы могут составить 24 млн тонн зерна. Как сейчас?

— Благодаря рекордному экспорту в последние 4 месяца прошедшего сезона переходящие запасы выглядят сейчас как огромные, но не грандиозные. С учетом дополнительной переоценки экспорта это уже ближе к 20 млн тонн. Хотя Росстат, наверное, как всегда, покажет более высокие цифры.

— Как это может сказаться на ценах внутри России? Что нужно учесть сельхозтоваропроизводителям?

— Конечно, запасы будут влиять на цены. Советы аграриям здесь давать сложно. В целом экспортные пошлины устроены так, что они как бы «снимают» традиционную премию за хранение. Но это только в случае наличия в регионе экспортных излишков. Поэтому при компактном урожае, хорошем экспорте и проблемах с качеством нового урожая нельзя исключать, что во многих регионах и по многим позициям цены будут хорошо расти и появится премия за хранение. Но у каждого свои возможности для хранения, свой маневр.

— Минсельхоз предлагает снизить минимальные цены для зерновых интервенций. Новые значения планируется установить с 1 августа 2023 года по 30 июня 2024 года. Для закупок в госфонд цены без НДС: на пшеницу 3-го класса — до 14 200 рублей (с 16 200 рублей); на пшеницу 4-го класса — до 13 600 рублей (с 15 300 рублей); на рожь (не ниже 3-го класса) — до 10 200 рублей (с 11 500 рублей); на ячмень — до 12 100 рублей (с 13 300 рублей). Чем обусловлена такая корректировка и значит ли это, что закупать в госфонд зерно государство, скорее всего, не будет в новом сезоне?

— Корректировка обусловлена тем, что на рынке цены гораздо ниже. Я думаю, что это правильное решение с точки зрения расходования государственных средств. Вопрос ведь еще в самих интервенциях и их объеме. Как только зерно куплено и положено на товарный склад, оно ложится тяжелым грузом на всю логистическую систему и федеральный бюджет. Наверное, имеет смысл подумать и об альтернативах — например, вернуться к возможности обратного выкупа. Или просто субсидировать частное хранение — есть разные варианты.

— Каким будет новый экспортный зерновой сезон, какие рынки перспективны для России? Какое влияние будут оказывать на вывоз пошлины и квоты?

— Он будет непростой: мы, наверное, будем иметь более серьезную конкуренцию со стороны европейских стран, которые могут получить более высокий урожай по сравнению с неудачным для них прошлым сезоном. У нас будет более разнообразное и, скорее всего, в целом более низкое качество зерна, прежде всего пшеницы. И не только по протеину. Это серьезно усложнит сбыт как на внешнем, так и на внутреннем рынках. Тут негативную роль сыграла погода, эти бесконечные дожди на Юге.

— Каким может быть сбор зерна нового урожая, с учетом дождей на Юге и засушливого июня в Западной Сибири и в Поволжье?

— Пока мы в течение уже нескольких недель держим нашу оценку урожая как 86 млн тонн и 132 млн тонн (пшеница/все зерно). Корректировки будем делать ближе к середине июля.

Зерно Он-Лайн

Последние новости

На коллегии Минвостока поговорили и о культуре

21 июня в Москве прошла расширенная коллегия Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики, целью которой стало подведение итогов за 2023 год и определение задач на обозримое будущее.

«Единая Россия» и МГЕР проведут по всей стране памятные акции в День памяти и скорби

В городах создадут сотни «огненных картин», посвящённых событиям Великой Отечественной войны Инсталляцию, посвящённую началу Великой Отечественной войны,

Приморцы возлагают цветы к памятникам в День памяти и скорби

22 июня — особенный день для россиян, посвященный памяти всех погибших за Родину.

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *